Шеварднадзе, И.Иванов, Горбачев отдали США территорию площадью 23,7


Игорь Иванов и "Бермудский треугольник" нашей дипломатии
17 лет назад было подписано странное и позорное соглашение "Бейкера — Шеварднадзе"

Оригинал этого материала
© "Труд", 29.06.2007, "Бермудский треугольник" нашей дипломатии. 17 лет назад был подписан странный и позорный документ… История его появления

Ольга Стоянова
А теперь факты. 17 лет назад, 1 июня 1990 года, бывший в ту пору министром иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе и Игорь Иванов, занимающий ныне высокий пост секретаря Совбеза России, превратили часть Берингова моря в «бермудский треугольник», разом потеряв в том районе шельфовую нефть и масштабное рыболовство. Речь идет о «Соглашении между СССР и Соединенными Штатами Америки о линии разграничения морских пространств». Этот документ меж собой дипломаты называют «дыркой от бублика» имени Бейкера — Шеварднадзе». По данному Соглашению наша страна безо всяких для себя выгоды и вообще какого-либо смысла разом отказался от наиболее перспективной части Берингова моря в пользу Америки. Логику содеянного, если отталкиваться от государственных интересов, понять и принять невозможно. А если называть вещи своими именами, то получается, что группа чиновников МИДа под разговоры о нормализации отношений с Соединенными Штатами продавила, обойдя Конституцию, чрезвычайно губительный для экономики нашего Дальнего Востока документ. Насколько это было «бесплатно» с их стороны — большой вопрос. А в результате страна оказалась в роли клиента, который зашел постричься, а с него вдруг сняли скальп.

При этом после отказа Верховного Совета СССР ратифицировать указанный документ о немотивированной территориальной уступке Соединенным Штатам Шеварднадзе и госсекретарь США Бейкер просто обменялись нотами, на основании которых был применен временный порядок действия Соглашения. Причем Шеварднадзе сделал это, нарушив и механизм рассмотрения вопросов с границами, и внутренние инструкции МИД.
Шеварднадзе и его команда

Зачем им это было надо? Можно только предположить, что система откатов возникла в известной высотке на Смоленской площади намного раньше, чем в иных других госучреждениях. А тут на кону стояли 77 тысяч квадратных километров госнедвижимости. Фигура пламенного борца с диктатурой Шеварднадзе в том «проекте» была главной, но не единственной. Одним из важных винтиком эпопеи, учитывая многоходовый и сложный путь всех бумаг в МИД, следует считать и тогдашнего начальника общего секрета риата МИД и будущего министра Игоря Иванова. В тот момент именно он курировал прохождение и визирование всех важных документов МИД по необходимым персоналиям и кабинетам.
Что поимели от соглашения СССР и Россия?

Если коротко, то уже упоминавшуюся «дырку от бублика». Здесь уместно отметить, что сравнимые по масштабам потери в истории России случались только дважды и были они продиктованы крайне неблагоприятными экономическими и политическими обстоятельствами. В 1867 году Россия лишилась Аляски и Алеутских островов. Общая площадь потерь составила 1530 тысяч квадратных километров. Поражение в войне с Японией в 1904 — 1905 годах лишило нас городов Порт-Артура и Дальнего, Ляодунского полуострова, а также южной части острова Сахалин и всей Курильской гряды.

Продажа царским правительством Аляски, когда ее потенциал не был раскрыт и буквально завален толстым слоем арктического снега, в общем-то вполне объяснима. Объяснимы и потери войны с Японией. Но почему же в 1990 году МИД пошел на сделку с американцами, прекрасно осознавая при этом ценность нефтегазовых бассейнов «Наваринское», «Алеутское» и биоресурсов шельфа Берингова моря? Ведь не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понимать очевидное: страна потеряла большие рыбные ресурсы, пути для судоходства и солидные запасы нефти и газа. Тем важнее сегодня разобраться, что это было: только ли преступная халатность и элементарное незнание географического атласа и норм международного права?

Надо напомнить, что данный договор готовился много месяцев, причем в первоначальном варианте наши и американские границы располагались как надо, то есть в соответствии с нормами международного морского права — каждому государству по 200 экономических миль от берега. Однако в дальнейшем при его составлении линии шельфа были спрямлены не в нашу пользу, фигурой образовав треугольник (так что аналогия с бермудским сама напрашивается). При этом разработчиками договора было проигнорировано мнение многих авторитетных экспертов, как ученых, так и чиновников из НИИ океанологии, НИИ рыболовства, Минрыбхоза, Минморфлота, Минвнешторга, Госплана, которые в один голос заявляли, что прописанные в нем нормы и границы с точки зрения политики и экономики для страны просто абсурдны. В итоге только отечественное рыболовство на протяжении 17 лет ежегодно теряет многие тысячи тонн минтая и других пород рыбы, что в денежном эквиваленте по самым скромным прикидкам перевалило за 3 миллиарда долларов. Более того, американцы отказались компенсировать наши потери оговоренными в том Соглашении ежегодными 150 тысячами тонн минтая. А российские траулеры незаконно арестовываются береговой охраной США за ловлю нашей же рыбы.

Расположенные рядом в этой зоне регионы с начала 1990-х годов вопрошают: в каких цифрах выразить экономический ущерб добровольного отказа от богатого нефтеносного шельфа, перспективы которого известны давным-давно? При этом стоит напомнить, что территория страны, примыкающая к районам Берингова и Чукотского морей, откровенно депрессивна и шансов для развития без помощи континентальной России просто не имеет.

К президенту РФ, правительству и обеим палатам российского парламента с просьбой о пересмотре данного Соглашения неоднократно обращались заксобрания Камчатской, Чукотской, Магаданской и Сахалинской областей, Приморского края и Чукотского автономного округа. В 2002 году Совет Федерации РФ давал поручение Генпрокуратуре провести расследование по данному вопросу, однако, вероятно, под давлением МИД, во главе которого в тот момент стоял Игорь Иванов, инициатива сенаторов была похоронена.
А что поимели Соединенные Штаты?

Такая жертвенность соседа тогда несказанно восхитила Америку. Несмотря на то, что данное Соглашение нарушает исторически сложившееся разделение морских пространств СССР и США, оно было ратифицировано конгрессом в рекордно короткие сроки. Штаты получили нашу рыбу, наши судоходные пути и укрепили за наш счет свою безопасность. Известно, что район сегодня буквально напичкан кораблями ВМС США.

Впрочем, гешефтная дипломатия Шеварднадзе и К0 в пользу третьих стран на этом не остановилась. То смиренное вассальство перед Штатами, продемонстрированное МИДом в случае с разделом шельфа по «формуле» Бейкера — Шеварднадзе, положило начало поэтапной сдачи позиций страны по всем дипломатическим фронтам. Пресловутый договор ДОБСЕ, подписанный в том же году и однобоко налагаемый на страну невразумительные обязательства в части разоружения, также курировался Шеварднадзе и Ивановым. Надо напомнить и про фактически дезорганизованный, если не панический, вывод советских войск из Восточной Европы. Итогом работы нашего внешнеполитического ведомства того периода стал факт наличия НАТО на западной границе России. При этом развал Варшавского договора не был обусловлен хоть какими-то преференциями для нашей страны. Хотя в тот момент от Североатлантического альянса было реально добиться моратория на число стран — его участников.
Что они нарушили? Да всего лишь Конституцию!

Именно как нарушение Основного Закона СССР следует трактовать подпись под договором Шеварднадзе и действия ответственных лиц МИДа того времени. Пункт 3 статьи 108 Основного Закона СССР жестко устанавливал, что определение государственной границы СССР относится к исключительному ведению Съезда народных депутатов СССР. И уж совсем непонятно, почему именно Игорю Иванову, принимавшему активное участие в «выпрямлении» границ, впоследствии был доверен пост главы МИДа РФ. При этом два основных фактора способствовали его карьерному росту — тесть Семен Козырев, ведающий в МИДе кадрами, и, что еще более важно, земляческие отношения с Шеварднадзе. Иванов по линии матери Елены Сагирашвили — наполовину грузин. Речь не о ксенофобии. Фактом является то, что именно после прихода Шеварднадзе в МИД в 1985 году и начался его карьерный взлет. За короткий период он смог пройти путь от помощника министра до начальника общего секретариата МИДа.
В Заключение

Шеварднадзе теперь далече и от России, и от власти, однако есть смысл все-таки провести расследование и разобраться, кто и какими побуждениями руководствовался, проталкивая соглашение, явившееся подарком США и откровенно подрубившим интересы нашей страны. Тем более, что один из участников того процесса Игорь Иванов не на пенсии, а на посту. И еще на каком!

***
Необходимые комментарии

Наталья Комарова, председатель Комитета Госдумы РФ по природным ресурсам и природопользованию:

— Хочу сказать, что по предварительной оценке последствий применения Соглашения для национальных интересов Российской Федерации имеются основания квалифицировать данный документ как несбалансированный международный договор, содержание которого ставит под сомнение его соответствие национальным интересам страны, в первую очередь в области рыболовства.

В результате разграничения морских пространств в Беринговом море к США отошли: часть исключительной экономической зоны СССР площадью 23,7 тысячи квадратных километров, фактически переданная Советским Союзом Соединенным Штатам Америки еще в 1977 году; часть исключительной экономической зоны СССР площадью 7,7 тысячи квадратных километров; участок континентального шельфа площадью 46,3 тысячи квадратных километров в открытой центральной части Берингова моря, находящийся за пределами 200 морских миль от исходных линий. При этом участок континентального шельфа, отошедший в этой части Берингова моря к Российской Федерации, составил всего 4,6 тысячи квадратных километров.

На отдельном участке исключительная экономическая зона Соединенных Штатов Америки за счет неоправданно уступленной площади исключительной экономической зоны СССР превысила расстояние в 200 морских миль от исходных линий, что противоречит статье 57 Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву (1982 года).

По оценкам экспертов, совокупные потери российской рыболовной отрасли, связанные с применением Соглашения, составили около 3,4 миллионов тонн рыбы стоимостью свыше 3 миллиардов долларов США. При этом не были приняты требования российской стороны о компенсации за потери в уловах минтая (около 150 тысяч тонн в год), которые наша страна несет с момента введения в силу Соглашения американской стороной. Ввиду его противоречивого характера с точки зрения обеспечения национальных интересов Российской Федерации оно до сих пор остается не ратифицированным Российской Федерацией и осуществляется в порядке временного применения. При этом нарушается статья 23 Федерального закона«О международных договорах Российской Федерации» в части законодательного оформления решения о продлении срока временного применения Соглашения Российской Федерацией. Фактически в законодательстве Российской Федерации отсутствует правовое обоснование неправомерно затянувшегося временного применения Соглашения. Законопроект о продлении до 30 июня 1997 года срока временного применения Российской Федерацией Соглашении вносился президентом Российской Федерации и рассматривался Государственной Думой в 1996 и 1997 годах, однако был отклонен.

Для исправления сложившейся ситуации представляется целесообразным:

Во-первых, правительству РФ принять меры по ускорению выработки позиции в отношении «Соглашения между СССР и Соединенными Штатами Америки о линии разграничения морских пространств», отвечающей национальным интересам Российской Федерации. Полезно при этом учитывать канадский опыт отстаивания прав на целевую юрисдикцию в арктическом секторе.

Во-вторых, разработать проект Федерального закона о внесении изменения в Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» в части совершенствования правового обоснования временного применения международных договоров Российской Федерацией.

Василий Лихачев, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам:

— Надо отметить несколько очень серьезных аспектов по «Соглашению между СССР и Соединенными Штатами Америки о линии разграничения морских пространств». Первое: это Соглашение регулирует вопросы, которые касаются жизненных интересов современной России и США, а это и полезные ископаемые, и коммуникации, и рыбный промысел, и проблемы в области экологии и многое другое. Второе: в российском экспертном сообществе и среди российской общественности все больше звучат голоса утверждающие, что это Соглашение не в полной мере отражает жизненные интересы Российской Федерации, и тем самым нарушен баланс интересов. В этой связи возникает третий момент: совершенно очевидно, что надо осуществить в рамках общественного, а еще лучше — парламентского контроля — своего рода мониторинг этих договоренностей. Сегодня Россия совершенно объективно может ставить вопросы, опираясь на опыт и нормы международного договорного права, о более полном учете своих национальных интересов, в данном случае в регионе Берингова пролива
Источник:   http://www.compromat.ru/page_20985.htm

Как американцы Приморье бомбили:
8 октября 1950 г. в 16.17 по местному времени два истребителя ВВС США Локхид F-80C «Шутинг Стар» («Метеор») нарушили государственную границу СССР и, углубившись почти на 100 км, атаковали советский военный полевой аэродром Сухая Речка в 165 км от Владивостока, в Хасанском районе. В результате обстрела самолетами ВВС США семь самолетов повреждены , один сгорел .

Американские очевидцы вспоминают:
Не так давно один из владельцев компании Coca-Cola Bottling Co. в Вашингтоне на вопрос российского журналиста: «Что вы знаете об инциденте, произошедшем в 1950 г. на аэродроме Сухая Речка? По вашему мнению, это была провокация или ошибка?» ответил: «Этот инцидент стал позорищем для США. Сама идея о том, что два пилота не знали, где они находятся, не знали места расположения советской границы и были не способны понять, что за аэродром они атакуют, кажется невероятной. США заявили, что удар был нанесен из-за ошибки в навигации и неверной оценки ситуации. Командующий ВВС был снят, а пилоты наказаны. Штаты предложили оплатить ущерб. СССР принял решение не раздувать скандал». И еще бывший участник боев в Корее добавил: «Инцидент на Сухой Речке замалчивается до сих пор, и, скорее всего, вам не удастся найти в США человека, который слышал бы о нем...».
Однако житель Владивостока Владимир Михайлов нашел такого человека. Это непосредственный участник атаки — американский летчик Олтон Квонбек, который после 22 лет службы в ВВС работал в сенатском комитете по разведке и в ЦРУ, вышел на пенсию и теперь занимается сельским хозяйством на своей ферме в Мидделбурге. Квонбек рассказал, что другой пилот — Аллен Дифендорф, отслужив 33 года в ВВС, скончался в 1996 г. Как рассказал Квонбек, расстрелянный русский аэродром — жертва ошибки. Низкие облака и неожиданно сильный ветер явились причиной того, что самолеты снесло к северо-востоку и пострадал не намеченный заранее американским руководством аэродром в порту Чхонджин (КНДР), а советский — Сухая Речка.
«Шла война в Корее. Советские метеорологические данные были засекречены, что лишило нас сведений о погоде в Сибири и на Дальнем Востоке, — вспоминал Квонбек. — Опознавательных знаков на земле не было видно, радионавигации не существовало. Расчеты делались только исходя из направления и силы ветра, и время полета до цели определяло необходимость снижения. Полет проходил над облаками на высоте более 11 тыс. метров. На высоте 3 тыс. метров в облаках я нашел прореху, мы ринулись в нее и обнаружили себя над широкой речной долиной... Я не знал точно, где мы... По пыльной дороге на запад шел грузовик».
Американцы решили догнать грузовик и, преследуя машину, вышли на аэродром. Это было похоже на аэродром Чхонджин, который пилоты видели на крупномасштабной карте.
«Советские радары, должно быть, запеленговали нас на расстоянии около 100 миль от границы. Следив за нашим снижением, они, вероятно, потеряли нас в складках местности, когда мы спустились в долину реки. Была объявлена общая боевая тревога, но у русских не было самолетов или ракет, готовых отразить атаку. Это было в воскресенье после обеда. На аэродроме стояло много самолетов — мечта любого военного летчика. В два ряда были выстроены около 20 самолетов типа Р-39 и
Р-63... На темно-зеленых фюзеляжах были большие красные звезды с белым ободком. Времени на принятие решений почти не было, топливо тоже было на исходе... Я зашел слева, выпустил несколько очередей, мой напарник Аллен Дифендорф делал как я». Удостоверившись, что цель поражена, «Метеоры» развернулись и улетели. На отходе от цели американцы взяли курс к базе и неожиданно увидели остров рядом с побережьем. «Ничего себе, — подумал я, — вспоминал Квонбек. — Рядом с Чхонджином нет острова...».
Немного обеспокоившись и сверившись с картой, американцы решили, что нанесли удар по другому северокорейскому аэродрому. Вернувшись, летчики доложили, что разбомбили аэродром с самолетами. Специалисты проверили запись камеры самолета, и оказалось, что самолеты на аэродроме были американскими «Кингкобрами», поставлявшимися американцами русским по лендлизу. Камера показала, что самолеты на земле не вспыхнули — вероятно, не было топлива, значит, это точно был не военный аэродром северокорейцев и пилоты ошиблись.
Уже на следующий день, 9 октября, министр иностранных дел СССР Громыко выступил с официальным протестом в ООН. В ноте протеста инцидент именовался «вероломным нарушением советских границ», «провокационным актом». СССР потребовал, чтобы виновные понесли наказание.
Неделю в Кремле ломали голову: что это — начало третьей мировой, запугивание или действительно ошибка? Через 11 дней президент Трумэн выступил с обращением к ООН, в котором признал вину США и заявил, что «Правительство США желает публично выразить сожаление по поводу того, что американские вооруженные силы оказались замешанными в этом нарушении советской границы» и что Правительство США «готово предоставить средства для возмещения любого ущерба, нанесенного советской собственности». Он также заявил, что командир полка ВВС США на Дальнем Востоке освобожден от занимаемой должности, дисциплинарные меры приняты по отношению к пилотам: американские летчики были преданы военному трибуналу, отстранены от боевых действий и переведены в другие части.

Русские очевидцы вспоминают:
Летом 1950 г. началась война в Корее между Севером и Югом. Юг поддерживали силы ООН во главе с американцами, а на стороне Севера выступали русские и китайцы.
В конце 1950 г. американцы заменили все свои F-51 на реактивные Локхид F-80С, ставшие основными истребителями-бомбардировщиками ВВС США в Корее. С 28 сентября по 1 октября 1950 г. F-80 перелетели из Японии на южнокорейскую авиабазу Тэгу. 49-я FBG (истребительно-бомбардировочная эскадрилья) стала первой на корейском полуострове частью, полностью вооруженной реактивными истребителями. В ноябре эта группа воевала в составе временного 6149-го крыла тактической поддержки, которое специально было создано 5 сентября. Ее девизом было «Защищаю и мщу». 8 ноября четыре одноместных F-80, оснащенные каждый шестью 12,7 мм пулеметами и боезапасом в 1800 патронов, 2 авиабомбами и 10 ракетами, вылетели с базы Тэгу на север…
«Выходной был. Все отдыхали на море, и тут они прилетели. Покружили, постреляли из пулеметов по самолетам и скрылись за сопками. Мне тогда уж 13-й год пошел», — вспоминал житель поселка Сухая Речка Григорий Больдусов, проживающий там до сих пор.
В конце 1950 г. в связи с войной в Корее в Приморье стали проводить учения с перебазированием частей на полевые аэродромы. Полевой аэродром Сухая Речка принадлежал авиации ТОФ. Здесь уже находились корректировщики По-2 отдельной авиаэскадрильи, предназначавшиеся для воздушного прикрытия и корректировки огня 130 мм флотских башенных батарей Хасанского сектора береговой обороны. По плану учений, сюда для временного размещения прибыли «Кингкобры» 821-го истребительного авиаполка 190-й истребительной авиадивизии. Все самолеты стояли на открытых стоянках вдоль взлетно-посадочной полосы, выстроенные в линейку, которая и подверглась штурмовой атаке американцев.
В момент атаки аэродрома командира полка полковника В.И. Савельева на аэродроме не было, он находился в наземных войсках с начальником штаба авиакорпуса, для организации взаимодействия на период учений. Вместо него на аэродроме оставался заместитель командира полка подполковник Н.С. Виноградов, который вместо того, чтобы дать сигнал на вылет дежурной 1-й аэроэскадрилье, высадил летчиков из самолетов.
Полковник Савельев и подполковник Виноградов были отданы под трибунал и судом офицерской чести были понижены в должности, за «слабое воспитание личного состава полка».
«После того как два американских «Метеора» прилетели и разбомбили наш полк на берегу Сухой речки, наше руководство приняло меры. Сразу же пришла 303-я авиационная дивизия, которая летала уже на реактивных «МИГах» в Подмосковье. И после этого случая срочно создали 64-й авиационный корпус и стали готовиться к перевооружению, — вспоминал летчик 821-го полка Николай Забелин. — После нападения также было введено боевое дежурство в полках. Этого с окончания Второй мировой войны не было. Сидели от зари до зари в кабинах и около. Возникло ощущение близкой войны…».
Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К» 2010-10-05
Оригинал публикации: Конкурент.Ru
http://www.konkurent.ru/list.php?id=1349